Мы ВКОНТАКТЕ
Центр Аквилон
библиотека эзотерики Наша библиотека

Теоретические вопросы этиологии, патофизиологии,
патоморфоологии и культурологии
духовно-психосоматических болезней
(трактат)

Глава XXII. Отек, альтерация, информация и телесная память. “Сознательное” и “бессознательное” (часть II). Иносказательный язык больного тела (часть I). Взаимоотношения “духовного” – Сознания, “психического” – “Я”, и “соматического” – тела (часть I). “Я” и Сущности. Смерть и “внутренний покойник”

 

Освоив электронейромиографию, я быстро обратил внимание на то, что при определении СПИ (скорости проведения нервного импульса), чаще при тестировании n.peroneus, многие пациентки (и очень редко пациенты, впрочем, мужчин и так гораздо реже приходилось обследовать) болезненно или крайне болезненно переносят воздействие электрическим током малой или очень малой интенсивности – несколько миллиампер, но почти или совсем не чувствуют боли при электростимуляции той же области того же нерва с большой силой тока – до 100 мА, а это 500 вольт! И другое, очень часто у пациентов с такой извращенной чувствительностью к электрическому току (своеобразной “электродизестезией”) регистрировалась демиелинизирующая невропатия (нередко с аксонопатией и смешанной дистальной амиотрофией); кроме этого, в моменты боли и при малой силе тока М-ответ не определялся (хотя иногда присутствовали отчетливо видимые мышечные сокращения – “ой, доктор, а что это у меня нога (веко, щека, рука) сама дергается?”), а появлялся М-ответ только при отсутствии боли и большой силе стимулирующего тока.
Эти клинико-параклинические феномены можно объяснить тем, что удары током малой и сверхмалой силы воспринимаются не главным “Я”, а аффективно-когнитивной структурой – психикой-Сущностью, иннервационно (напрямую или опосредованно, при помощи “монитора отклонения”) связанной с некоторыми волокнами стимулируемого периферического нерва и работающей в режиме денервационной сверхчувствительности.
На то, что эти слабые сигналы воспринимались, – как я сейчас понимаю, – не “Я” пациента, а именно психикой-Сущностью (и “будили” ее), кроме сильной боли на малый электростимул, нередко указывали характерные (и обычно воспроизводимые при повторе стимуляции нерва или проведении через какое-то время одного или нескольких дополнительных аналогичных обследований – не опытов, а именно диагностических обследований, проводимых строго по назначению лечащих специалистов и согласно методике!) мимика, аффектация, изменения цвета и влажности кожных покровов и параметров дыхания и пульса, а также высказывания, эмоциональные (смех, плач и т.д.) и локомоторно-поведенческие реакции или “наплывы” воспоминаний (иногда необходимо было подтолкнуть-“разговорить” человека). Меня поражало, что в такие моменты у некоторых обследуемых, порой, настолько менялся характер, что даже казалось, что это – совершенно другие люди. И такая смена личности с тех пор тоже не давала мне покоя.
К сожалению, объем книги и в целом неклинический характер данной работы не позволяют подробнее остановиться на этом вопросе. Добавлю только, что мой интерес к духовно-психосоматической патологии, включая выводы о реальном существовании внутри каждого из нас автономных субличностей, – лучше сказать, присутствии духовно-психосоматических Сущностей, – начался в том числе и с попыток разобраться именно вот с такими необычными электрофизиологическими феноменами и их клинико-психологическими проявлениями-сопровождениями.
А непонятных случаев было много, в том числе и таких, когда хотелось воскликнуть: “Этого не может быть!” либо “Не верь глазам (мозгам или пособиям по электрофизиологии) своим!”. Но во всех таких случаях я всегда пытался найти какое-то структурно-функциональное объяснение, а не отметать их в сторону. “Да выбрось ты это из головы!” – советовали более опытные электрофизиологи, многие из которых (судя по всему) в своей практике тоже не раз сталкивались с подобными либо другими необычными феноменами.
В прочитанной мною специальной электрофизиологической литературе о таких странных случаях, в частности, об извращенном восприятии боли и параллельном резком изменении поведения и психологического портрета обследуемых пациентов, ничего не пишется; как правило, в них только приводятся “сухие” и “мертвые” среднестатистические цифровые данные так называемой “электрофизиологической нормы”, которая чем-то напоминает “прокрустово ложе” или пресловутую “среднюю температуру тела” у больных, лежащих в одной больнице.
Но вернемся к психике. Так что же такое “психика” и что такое “Я”? – Я (хм, “Я”) полагаю, что психика – это не просто (или не только) “Нечто”, в данный и любой другой момент “в голове” присутствующее и осознаваемое человеком – “ее” (точнее, Себя-“ее”) генератором-носителем-“хозяином”, постоянно-непрерывно ощущающим-чувствующим свою, – по его (человека) ощущениям и понятиям, всегда одну и ту же (любой подтвердит-скажет: “Я – это всегда один и тот же я”, и эта (почти) всеобщая уверенность в пожизненных постоянности, неизменности и несменяемости собственного “Я” является серьезным препятствием для научной разработки проблемы “слоистого”, “матрешечного” или “многоголового” – как посмотреть, строения психики и непостоянства “Я” и поиску секвестров-нейроструктур, вторично генерирующих все эти субпсихики, периодически и совершенно незаметно для нас – в виде “Я” – всплывающие “на поверхность” осознания-мышления-чувствования) – психику и постоянно-непрерывно знающим о ее – своей-единой-единственной, а не своей-чужой и непостоянной-множественной, психики – “где-то-внутреннем” присутствии-наличии. Гораздо более вероятно (лично для меня – очевидно, хотя, кому-то может показаться, что эта моя “очевидность” – признак субъективности вследствие избыточного “углубления” в тему), что психика (пусть и ощущаемая-присутствующая в “голове”-мозге (хотя гораздо более вероятно, что она “распылена” по всей центральной и периферической нервной системе) и им, мозгом, вторично поддерживаемая-генерируемая, но всегда созданная телесным “сниже” и утвержденная – нетелесным, но в теле присутствующим – “свыше”, о чем подробнее чуть далее, как и том, “Что” мы ощущаем в своей голове) – это всегда вторичное порприовисцероцептивное “Нечто” (“Нечто” – потому что затрудняюсь в точном определении психики, хотя, вспомним Блаженного Августина, “когда меня не спрашивают об этом, то я понимаю, что это такое”), опознаваемое-создаваемое-генерируемое-выбираемое-признаваемое исключительно или в первую очередь его, данного человека, биологическим телом. Именно оно, это тело, нуждается в строго “подотчетном” ему – Телу, организаторе-координаторе собственной телесной жизни – Себе-теле-психике, ибо телу, телесному не нужна психика, психическое – как Хозяин. В частности, именно поэтому тело “не вооружило” психику(-мозг/нервную систему) всей памятью, оставив себе часть власти-памяти – о Себе-самом-теле, как здоровом, так и больном.
Оно (тело), еще раз вспомним, кабельно-коммуникативно (через нервные проводники), дистантно-резонансно (дистантно: молекулярно, корпускулярно и цитологически – через потоки (и микропотоки) омывающих нервную систему биологических жидкостей (первично контактирующих с ГЭБ), и резонансно – чрезкостная, чрезжидкостная и другая упруго- или вибро-волновая передача) и, вполне возможно, как-то по-неведомому-другому связано-“сращено” с (психикой-)мозгом/нервной системой.
Но речь в данном случае идет не просто о функционально-анатомических связях всего человеческого тела с нервной системой, они, эти связи, представляются мне гораздо более сложными и дифференцированными. Напомненным выше способом с (психикой-)мозгом/нервной системой индивидуально связаны также и все “"тела" в теле” – все эти телесные секвестры-соматики, имеющиеся в “общем” биологическом теле человека и являющиеся созданиями-воплощениями своих хозяев (и слуг!) – патогенных Сущностей-Образов (“суб-Я”-психик).
Психическое “Я” (или “То”, что человек считает-ощущает, как “себя” или свое “Я”) в итоге первично генерируется и “принадлежит” тому секвестру-“"телу" в теле”, восходящее влияние чьих проприовисцероцептивных потоков на (психику-)мозг (точнее, все центральные и периферические нейроны – импульсно “доступные” данному “"телу" в теле”) преобладает над проприовисцероцептивными влияниями всех других “"тел" в теле”.
То есть любое “"тело" в теле” формирует не только свою проприовисцероцепцию-“психику” (“психику” данного “"тела" в теле” или, точнее, “секвестр-"психику" в общей психике”, принадлежащую данному “секвестру-"телу" в общем теле”); также психика самого большого (на данный момент) “"тела" в теле” – из всех имеющихся (тоже только на данный момент) в биологическом теле “"тел" в теле” – является “Я“ (главным “Я”) конкретного человека.
Иными словами, наше психическое “Я” – это самая большая (на данный момент) “психика” из (“набора”) всех изолированных “психик” – проприовисцероцептивных производных своих “"тел" в теле”…
(“"тел" в теле”, – в свою очередь, прежде созданных телесно воплотившимися Образами, которые перед этим в виде аффективно-когнитивной перво-структуры “прижились”-воплотились в мозге. Подробнее полное воплощение Символа – до момента появления духовно-психосоматической Сущности (= духовно-психосоматической болезни), выглядит следующим образом: …место-событие → Символ → попадание (приглашение, захват и/или др.) Символа в Сознание → трансформация (переработка и/или др.) Символа в пост-Символ или Образ (Сознанием или в Сознании) → передача-инвазия Образа в мозг (ЦНС и, возможно, ПНС) через некое сознательно↔психическое “соустье” → бестелесный Образ или секвестр-психика, – точнее, до-психика (до-психика – это еще (ни разу) не соматизовавшаяся аффективно-когнитивная перво-структура – “психика в себе самой” или “чисто психическое бессознательное”, точнее даже, “до-психика в себе самой” или “до-психическое до-бессознательное”, так как оно еще не является (и ни разу не являлось) проприовисцероцептивным производным-отражением-представителем своего секвестра-“"тела" в теле” – Себя-своего тела, именно наличие которого переводит “до-психическое” в качественно иное – “психическое”, ибо “психическое” может существовать только как производное-отражение “соматического”) → телесное воплощение до-психики-Образа (посредством конкретных церебронейросоматических проекций его (Образа) вассальной аффективно-когнитивной перво-структуры, включая ее кортикофугальные и гипоталамо-гипофизарно-эндокринные влияния, в частности, периферические масс-пролиферативные эффекты от действия соматотропного гормона гипофиза и его гипоталамического рилизинг-фактора) → еще не имеющая “собственной” психики секвестр-соматика, – точнее, до-соматика (до-соматика – это пост-Образ, до-Сущность или еще “безголовое” “"до-тело" в теле”: мышечная поза и железисто-висцеральное представительство, это “телесное в себе самом” или “чисто соматическое бессознательное”, точнее, “до-телесное в себе самом” или “до-соматическое до-бессознательное”, так как у него еще нет (и ни разу не было) собственного психического (психоцереброневрологического) проприовисцероцептивного производного-представительства – Себя-своей психики, которое “до-соматическое” или “"до-тело" в теле”, переводит в качественно иное – “соматическое” или “"тело" в теле”, ибо “соматическое” может существовать только во взаимосвязи со своим проприовисцероцептивным порождением-творением – “психическим”) → проприовисцероцепция и параллельное восходящее трофо-биохимическое воздействие “"до-тела" в теле” на мозг (ЦНС и ПНС) (по-другому это “самоопсихичивание” секвестра-“"до-тела" в теле” (пост-Образа или до-Сущности) или создание им собственного психоцереброневрологического производного-представительства: нового либо, что гораздо менее вероятно, воссоединение с прежней аффективно-когнитивной перво-структурой, пославшей в соматику поисковые нервные импульсы и нейрогормональные сигналы, приведшие к соматизации до-психики-Образа и образованию “"до-тела" в теле”) → психика(-мозг) (прежняя или, что гораздо более вероятно, новая, возможно, разросшаяся либо, наоборот, уменьшившаяся, аффективно-когнитивная структура) → афферентно-эфферентное взаимодействие (“головы”-)психики со своей до-соматикой, которое переводит “до-соматическое” в “соматическое” → психосоматика – это иерархически организованное психобиоорганическое единство или секвестр-“психика-тело”→ одухотворение психосоматики своим Образом → духовно-психосоматическая Сущность – это иерархически организованное духовно-психобиоорганическое единство: “суб-Я” или субличность → информационно-Образная посылка в Сознание от Сущности своему духовному хозяину-создателю – Образу, через некое психо↔сознательное “соустье” → Образ в Сознании (прежний или, возможно, новый (обогащенный), либо “гибрид” нового и старого Образов) → трансформация Сознанием (либо в нем) Образа в Символ → “отчет”-Символ → место-событие – прежнее, “заславшее” этот духовно-психо-соматически “прижившийся”-воплотившийся в человеке Символ, и/или другое место-событие →…
Этапные метаморфозы воплощающегося внешнесредового Символа – позитивного, нейтрального или патогенного, можно представить и по-другому: Символ (про-Образ) → Образ (пост-Символ) → до-психика (Образ или “до-психическое до-бессознательное”) → до-психика-до-соматика (пост-Образ, до-Сущность или “до-психо-до-соматическое до-бессознательное”) → психика-до-соматика (“психическое бессознательное”-“до-соматическое до-бессознательное”) → психосоматика (“психосоматическое бессознательное”) → духовно-психосоматическая Сущность).
…Психики(-Образы-Сущности) и их “"тела" в теле”, которые оказались “меньше-слабее” новой главной “Я”-психики, до поры до времени “молчат” и в ожидании “своего часа” ”хранятся” – “спят”, “томятся”, “прячутся” или др., в человеческом “бессознательном”.
Еще раз отметим, что если патогенный Образ воплощен только в мозге (нервной системе) и не имеет своего “"тела" в теле”, то он является чистым психо-секвестром, и такие бестелесные до- или пост-психики: до-психики – если еще не соматизировались, и пост-психики – если уже утратили связь со своим “"телом" в теле” (по причине демиелинизации-разобщения, либо оно было разрушено или “перехвачено” другой “головой”-психикой), составляют основу “"бессознательного" в бессознательном”; еще точнее, они составляют основу “"психического бессознательного" в общем психическом, соматическом и психосоматическом (“матрешке”-)бессознательном”. Секвестры-“"тела" в теле”, постоянно или временно не имеющие своих “голов”-психик, составляют основу “"соматического бессознательного" в общем психическом, соматическом и психосоматическом (“матрешке”-)бессознательном”.
Таким образом, “бессознательное”, если учитывать, что в нем кроме “психического”, “соматического” и “психосоматического” есть “до- и пост-психическое” и “до- и пост-соматическое”, составляющие основу “до- и пост-бессознательного”, устроено достаточно сложно. Но так как в задачи данной работы не входит его детализация, то поэтому в дальнейшем преимущественно будут употребляться понятия “бессознательное”, “психическое” и “соматическое”, а приставки “до-” и “пост-“ будут добавляться только в некоторых случаях.
С Образами-психиками, как основой “бессознательного”, все более-менее ясно, хотя в действительности вопросов – и вопросов к этим вопросам (и вопросов к этим вопросам …) – еще очень и очень много. Но точка зрения, что “бессознательное” – это потаенный психический мир, благодаря Фрейду и его сподвижникам хотя бы привычна. Непривычно другое: как в “бессознательном” могут “храниться” их (Образов) телесные воплощения – “"тела" в теле”, ведь они составляют неотъемлемую и не вычленяемую основу цельного-единого (с виду!) биологического тела, которое постоянно структурно-функционально активно, имеет единые системы дыхания и кровоснабжения, общие нервную систему, глаза, уши, внутренние органы и железы, целиком, а не частями перемещается-двигается и даже “дерется”, нюхает одним носом, питается из одного рта, размножается одним и тем же органом и способом (а не “почкованием”), мочится (и опорожняется) из одного и того же места, в нем происходит общий обмен веществ и т.д.?
Вычленить (разумеется, не путем секции – да это и не нужно, ибо “"тела" в теле” необходимо не удалять-“вырезать”, а in vivo десеквестрировать и реинтегрировать – возвращать в (…↔духовно↔психо↔)соматический ансамбль, образующий-принадлежащий “Я”) и приблизительно идентифицировать “бессознательные” “"тела" в теле” из общего анатомо-гистологического массива, составляющего основу биологического тела – тела-дома для “них” всех, и малых и больших “"тел" в теле”, конечно, нелегко. Но это вполне возможно, если анализировать характер и цель осуществляемой в данный (и любой другой) момент функции или действия. Если (на момент этого умозрительного вычленения-идентификации) ткань, орган или система полностью или частично “обслуживает” (“подчиняется”) главное психическое “Я”(-тело), то она ситуативно управляется-“принадлежит” главному “"телу" в теле”, а если она (конечность, мышца, ткань и т.д.) “выполняет задание” Сущности (мы слышим, видим и по-иному определяем в целом или ситуационно не характерные для данного человека мысли, эмоции, мимику, высказывания, движения, действия, поступки и т.д., включая их сердечно-сосудистое, вегетативное, железисто-висцеральное, биохимическое и другое проявление-сопровождение. Либо это “лишний” симптом при какой-то определенной болезни, а в принципе – и вообще любой патологический симптом, о чем чуть далее), то она (область, ткань и т.д.) ситуативно “принадлежит” какому-то Образу, точнее, его “"телу" в теле”, ставшему в этом-делаемом “главным” (на время делания чего-то “этого”). Но при таком анализе всегда следует помнить, что все эти (духовно-)психосоматические маски-личины-субличности, как и явно или скрыто провоцирующие их ситуации (точнее, микротриггеры), могут меняться по “сто раз на дню”.
Также можно ориентироваться и по характеру местного или общего патологического процесса: отека, секвестрации, сыпи, гиалиноза и т.д. и т.п. Все эти, в общем-то, типовые, патологические процессы подробно описаны в руководствах по общей и частной патологии и в соответствующих “медицинских” главах моей работы (например, “секвестрация” и “разобщение”), здесь я только еще раз подчеркну, что сам факт наличия любого патологического процесса однозначно указывает на секвестрацию пораженной анатомической области, то есть на ее безусловную принадлежность “соматическому бессознательному”.
Основа “соматического бессознательного” – это телесные области и регионы, которые можно охарактеризовать как “соматическое секвестрированное”, “соматическое, произвольно (психоневрологически – “Я”-неврологически) не управляемое”, “соматическое непроизвольное”, “соматическое – “Чье-то” или “Чужое” произвольное”, “соматическое (от “Я”) автономное” и “соматическое патологическое”.
Анатомически (патоморфологически) “соматическое бессознательное” – это органные и тканевые области-секвестры (любой патологический очаг – это, повторимся, всегда и только секвестр; в свою очередь, любой секвестр – это всегда и только патологический очаг, даже если в нем (еще) нет патоморфологических изменений, о чем подробнее чуть далее), а функционально, внешне, видимо – это, кроме медицинских симптомов, в том числе и различные телесные “не могу”, “не умею”, “не получается”. Имеются ввиду различные локомоторно-двигательные “немòгутия”, “щажения”, “неловкости”, “тупости”, “неумения” и “невозможности”, ситуационные страхи движения-действия (там, где бояться нечего), в том числе и под видом их привычного автоматического “избегания”. Сюда же относятся всевозможные нарушения вегетативно-сосудистого, железисто-висцерального, биохимического и другого проявления-обеспечения-сопровождения подобных “неправильных” или “не делаемых” простых и сложных локомоторных актов.
Очень часто такое ситуационное парциальное “невладение” (вроде бы) собственным и ясно видимым-ощущаемым-“осознаваемым” телесным членом, а в действительности – секвестром-регионом “соматического бессознательного”, “безобидно” выглядит как “помощь самому себе снаружи”: там, где (будучи здоровым-“несеквестрированным”) вполне можно обойтись без такой помощи. Человек должен, если, конечно, в данный момент он – его (духовно-)психосоматическое “Я”, полностью владеет своим телом, мочь произвольно управлять любым своим движением “изнутри” по схеме: моя психика и мое решение о моем движении → мой мозг и команда моим мышцам → только необходимые мышцы и телесные члены → только необходимые движения-локомоции.
В качестве типового примера такой “патологической-бессознательной”, – а с виду осознанной, “сознательной”! – “помощи самому себе снаружи” подходит столь распространенная “безобидная” помощь своими руками “своим” ногам при вставании в виде их (рук) опоры на колени. Такая “привычная” опора нередко свидетельствует о том, что мускулатура нижних конечностей встающего человека в данной (или любой другой) ситуации находится в состоянии немедицинского пареза (разумеется, четких границ между немедицинским и медицинским парезом провести невозможно) и не полностью “принадлежит” его главному “Я”: мышцы нижних конечностей частично секвестрированы и поэтому недостаточно сильно напрягаются или не полностью участвуют в акте вставания. Как правило, в таких случаях также имеются центральные и периферические локусы демиелинизации-разобщения – факторы, частично блокирующие, ослабляющие или извращающие поступление команды к сокращению ко всем мышцам или их порциям, вовлеченным в данный локомоторный акт. Количество вовлеченных мышц может уменьшаться и вследствие отека-секвестрации в каком-то нейрональном пуле из ансамбля нервных клеток, участвующих в выработке и реализации решения об этом движении.
Нередко при таком “вставании с опорой” человек охает, стонет, вздыхает, кряхтит и т.п. – так он не просто выражает свою слабость-немощность, но и сигнализирует о ней некому желаемому-призываемому внешнему помощнику.
Разумеется, случаи сильной усталости, поднятия тяжести и другие подобные ситуации, когда опора руками о колени действительно необходима, – не в счет. Речь идет только о “привычном” использовании данного вида самопомощи (а их очень много!), о таком вставании, при котором никакая опора руками о колени, по идее, не нужна, так как здоровый (и “несеквестрированный”) человек всегда в состоянии подняться со стула или пола с помощью мускульной силы своих ног.
Как и любой другой патологический симптом, эта “самопомощь” (нередко тоже “слабыми”) руками своим “слабым” ногам обязательно имеет и свое внешнесобытийное проявление-отображение: такой человек в некой жизненной ситуации также не способен (не желает, ленится, боится или др.) самостоятельно “подняться”, “встать на ноги” и (трусливо-паразитически либо из-за лени-глупости) нуждается в постороннем содействии, а постанывание-кряхтенье-оханье – это, как уже отмечено, и есть его “призыв” или “просьба” кому-то об этой помощи.
И такой “помощник”, когда-то (тайно) морально порабощенный и эмоционально “заарканенный” путем создания у него чувства вины, жалости или т.п., имеется у почти любого “охающего”.
Когда-то “охающий” (данный или другой) при помощи соответствующего морально патогенного Символа – свидетельства его (“заразной”) немощности, “поселился” или, лучше и точнее сказать, “вселился” в духовно-психосоматическую сферу своего невольника-помощника, воплотившись в него в виде Сущности. Характерно, что последняя всегда находится в двойном подчинении-пользовании, являясь “слугой двух господ”. Сущность тайно “пробуждается” при виде своего “наружного” хозяина-страдальца, нуждающегося в помощи, после оказания которой ее (Сущности) секвестр-психосоматика вновь (и вновь тайно) реинтегрируется в психосоматическую сферу, принадлежащую главному “Я” оказавшего помощь человека, по механизмам, описанным выше, и служит ему, своему второму (или первому – как посмотреть) хозяину, “верой и правдой”; Образ же данной болезни-помощи вновь возвращается обратно в Сознание (человека-помощника), в котором либо “живет”-“хранится” в ожидании новой императивной просьбы о помощи, либо, трансформируясь в Символ, покидает данное Сознание. Но, вспомним, в человеке-помощнике остался его (Символа) телесный “отпечаток” – память о данной Сущности, в виде церебронейросоматической сосудистой альтерационной перфокарты-решетки и остаточных забарьерных местно-тканевых патоморфологических изменений (в частности, множественных субпатологических (микро)очаговых отеков и центрально-периферических микролокусов миелинопатии), и этому “просящему”-“приказывающему” Символу, в очередной раз вернувшемуся в Сознание помощника и трансформировавшемуся в нем в Образ (либо актуализирующему имеющийся Образ), достаточно просто активироваться в мозге в виде аффективно-когнитивной перво-структуры, соматически спроецироваться, “надуть” свою секвестр-позу, – то есть телесно воплотиться путем экссудации через “свои” альтерационные отверстия, затем проприовисцероцептивно спроецироваться – возвратиться в мозг, и быстренько найти-воссоздать “свою” “голову”-психику (тоже экссудативно “надуть” свою секвестр-аффективно-когнитивную структуру, – вспомним, отек “прячет” ее и позу от “Я”) – и помощница-Сущность, (как всегда, тайно) возродившаяся-ожившая в психике-теле ничего не подозревающего “Я”-человека, вновь готова помочь-служить своему внешнему-наружному Хозяину, в данный момент с кряхтеньем-оханием пытающемуся встать, опираясь на колени (другой и более короткий путь тайного “пробуждения” Сущности – это, как уже указывалось, прямая условно-рефлекторная активация ее психики “своим” внешнесредовым микротриггером). Разумеется, очередное “пробуждение-надувание” слуги-Сущности возможно только в том случае, если со времени ее последнего “услужения” (холуйство и рабство – это, как будет показано далее, не чистые морально-психологические пороки-дефекты, они (как и многое другое) всегда имеют свои патофизиологические и патоморфологические проявления-“отметины”), но не успели закрыться-“зарасти” “окна” телесной памяти – “ее” (или в том числе и “ее”) альтерационные отверстия в сосудистой стенке.
Часто бывает, что позже психика – аффективно-когнитивная структура помогающей Сущности, утрачивает свою специфичность к призыву-оханию данного человека (см. главу XXI) и начинает условно-рефлекторно активироваться многими или даже всеми, кряхтящими-охающими при вставании, затем – охающими уже не только при вставании, позже – совсем не охающими, и так далее. В итоге формируется человек – добровольный слуга-помощник всем немощным-страдающим, и не только им, но и “эксплуататорам”, под видом телесной немочи желающим попользоваться дармовой помощью. Этот (пато)метаморфоз личности объясняется еще и тем, что с каждым последующим эпизодом такой “помощи” воплотившаяся в человеке Сущность все больше и больше раздувается-разрастается, увеличивая свою духовно-психосоматическую воплощенность-представленность и расширяя телесную память, – вплоть до максимально возможного экссудативно-отечного и масс-пролиферативного заполнения (морального и психосоматического “выедания” “здорового сознательного”) духовно-психосоматического человека изнутри с неизбежной стойкой деформацией или подменой “Я”.
Вот так здоровый и сильный порабощается больным(и) и слабым(и), причем это порабощение обычно незаметно для всех акторов, так как происходит на уровне их “аморального бессознательного”. Поэтому, перефразируя Маркса, вполне можно сказать, что “сила слабого в его слабости, а слабость сильного в его силе” – и, добавлю, моральной слабости и глупости.
Надеюсь, понятно, что речь идет не о том, чтобы никогда не помогать с трудом встающим больным и пожилым людям (хотя, по идее, им должны помогать не посторонние, это обязаны делать их библейские “ближние” – где они!), а о том, чтобы при этом незаметно не превратиться сначала в вечного слугу-помощника (с моралью, психикой и позой-телом слуги – слуг сразу видно, и отношение к ним соответствующее), а затем, символически, – по Менегетти, семантически – “заразившись” их (с трудом встающих) духовно-психосоматической и житейской немощностью, незаметно не превратиться уже в человека, полностью или частично утратившего самостоятельность: сначала в принятии и реализации решений о “вставании” в каких-то типовых жизненных ситуациях, а позже – в социального инвалида, вечно нуждающегося в посторонней помощи-подсказке для малейшего продвижения по жизни. К сожалению, нередко так оно и бывает, когда помогающий незаметно для себя превращается в того, кому он помогал, – и не только при вставании.
Вы скажете: “Ну ладно, все это примеры о разных там псевдострадальцах-поработителях. А как же старушки?” – Ох уж эти старые женщины! Прав Менегетти, что постоянно советует при многих психосоматических заболеваниях и жизненных неудачах в первую очередь искать (по-библейски “ближнюю”) “старушку”. Разумеется, старые и больные артритом (но не поэтому ли и “больные”, что когда-то побоялись решительно прекратить свое (само)унижение и смело “подняться с колен”) и действительно старые-слабые – не в счет. Но многие старушки передвигаются очень даже шустро, особенно когда их никто не видит (“никто” – это тот, который вольно, – если заметил эту связь и использует ее в своих корыстных целях, – или невольно играет роль условно-рефлекторного триггера – провокатора-активатора Образа-Сущности, в моменты такой условно-рефлекторной “слабости” живущей и хозяйничающей в психике-мозге-теле ничего не подозревающей об этих “психиках”, “мозгах” и “телах” бабушке). Кстати, многие еще вполне энергичные, крепкие и нестарые люди в некоторых ситуациях буквально на глазах превращаются в вялых, слабых, старых, “охающих” и нуждающихся в посторонней помощи. – Вот вам и “опора на коленки”.
Другими примерами “помощи самому себе снаружи” могут являться действия двумя руками там, где вполне можно действовать одной, причем вторая рука или иной вовлеченный в это действие телесный член при этом часто работают-напрягаются “вхолостую”. Имеются в виду многочисленные “бытовые” синкинезии и признаки “старательности” (скажете, это мелочи – как посмотреть): высовывание языка при письме, характерное “мучительно-трудное” выражение лица при поднятии (по идее, посильной) тяжести, завязывании галстука или выборе чего-нибудь на базаре, это и – “специфическое”, как бы “со стороны”, “постороннее” – мысленное или словесное уговаривание-успокаивание самого себя в ситуациях, при которых и нервничать не нужно (не путать с сознательными внутренними размышлениями и диалогами, – хотя, “Кого” мы, мысленно размышляя, слушаем, и с “Кем” они, эти внутренние диалоги, ведутся?), это и “компенсаторное” широкое раскрытие глаз и рта при напряженном прислушивании к каким-то тихим звукам или “моргание” при выслушивании индивидуально сложной по смыслу речи и т.п. Сюда же относятся так называемые “подсознательные”, “автоматические”, – но ситуационно неуместные, лишние, ненужные и т.д. – действия-движения (плюс сопутствующие им вокализации или сопение-хрюкание, потливость, побледнение или покраснение лица либо других частей тела, также выделения-истечения секретов, выход газов и т.д.): “перестань ковырять в носу (или в другом месте)”, “зачем размахиваешь руками (стучишь ногами)”, “опять у тебя слюни текут (сопли бегут)”, “перестань свистеть (ныть)”, “не мни скатерть (документ)”, “не грызи ручку (ногти)”, “не кусай губы”, “не рви (не ешь) волосы” и т.д. – не главное “Я”-тело, а подключившаяся к нему “Сущность” сознательно и целенаправленно делает все эти “автоматические” и “неосознаваемые” человеком движения-действия.
Еще примерами ситуационного неполного владения “своим” (“Я”-)телом также является игнорирование возможности совершения каких-то простых движений или двигательных актов – по типу ситуативной “локомоторной олигофрении” – или даже полное забывание (секвестры – это еще и “телесное забытое”; также см. выше: “секвестры и инвалидность”) о самой возможности выполнения каких-то движений, действий или работы другими, более точными, способами. Например, это неловкий “женский” бег (а до полового созревания многие из них бегали так же ловко, как мальчишки), “женское” забивание гвоздей, “медвежьи” повадки у мужчин. Это и вторично приобретенные – и нередко с гордостью культивируемые – множественные локомоторно-поведенческие неловкости-неумения у работников умственного труда (и чем “умнее” и “интеллигентнее”, тем бывает более моторно смешон и неловок – “в голову пошел”, вспомните Хоботова из фильма “Покровские ворота”. Вообще-то “умность головы” и локомоторная “глупость тела” – и наоборот, в чем-то сродни горбатости, и ее никак нельзя признать нормой). Таким часто говорят: “да перестань ты мучаться, это делается гораздо проще!”, “это же элементарно!”, “ты что такой тупой?”, “у тебя откуда руки растут? (хороший вопрос!)” и т.д., – а (секвестр-“Он”-)он “не слышит” обращенной к нему (точнее, к тому, которого видит говорящий) речи и все равно продолжает упорно мучаться-делать (“не уметь”) по-старому.
Сюда же относятся различные “неуместные” и т.п. позы и выражения лица: “ты что так встал?”, “ты что рот открыл?”, “тебе что, руки деть некуда?”, – в общем, все то, что так точно изображал Чарли Чаплин и другие комические актеры. Это и многочисленные “не сутулься (не горбаться)”, “стой ровно”, “не кривись”, “что зад оттопырил (голову повесил)”, это и сколиотичная фигура или, как ее часто называют, “неправильная осанка” (весьма характерно, что многие такие “неловкие”, “неумехи”, “горбатые”, “сутулые”, “жизнью придавленные” и т.п. в ряде ситуаций удивительным образом – Образом! – преображаются и становятся ловкими, умелыми, стройными и быстрыми).
Эти так называемые “нарушения осанки” нынче стало модно “выправлять”. Но вот хотя бы одного увидеть, кому ее, осанку, действительно “выправили” – навсегда или хотя бы на какое-то время после процедуры. Нередко радостные доктор и пациент отчетливо “видят” улучшение или даже прямую осанку, а посторонние не видят абсолютно никаких позитивных изменений в фигуре человека. – А почему? – А в том числе и потому, что дома либо на работе (либо по дороге туда), – в общем, там, куда “распрямленный” пациент бодро направляется после процедуры, имеется условно-рефлекторный микротриггер (один или несколько “жучков”) – активатор Сущности и ее “сутулящей” позы, и человек, придя в такое место или пройдя мимо него, вновь попадает под его (микротриггера) действие.
Еще маркерами “соматического бессознательного” являются многочисленные “привычные” ситуационные констатации-уверенности-самоприговоры: “это я не могу”, “нет сил”, “не шевелится”, “не двигается”, “не получается” – и ведь действительно “не могут”, но, что характерно, попадя в другие места-условия (где нет микротриггеров), “могут” – да еще как. Речь идет о так называемых ситуационных парезах и параличах (повторимся, неневрологической и неортопедической природы), в том числе и по типу “ареста речи”, “ареста движения”, “ареста памяти”, “ареста совести”, “ареста смелости” и других “арестов”, когда “язык проглотил”, “не может рот открыть”, “стоит как истукан”, “ни вдохнуть, ни выдохнуть”, “сковало руку”, “ноги стали чужие (приросли к полу)”, “забыл”, “все вылетело из головы”, “не могу себя заставить” и т.п.
К области “соматического бессознательного” также относятся участки кожной гиперестезии, дизестезии или гипостезии: локальные онемения щеки, стопы, пальцев (синдром Рейно – палец для чего-то “отбирает” Образ, а “Я” “сопротивляется”), “мурашки”, “холодок”, “жар”, распирания, обручи-стянутия, зуд, жжение, тяжесть в груди, “ком” в горле, “кол (гвоздь)” в спине и т.д. Появление этих ощущений обусловлено тем, что когда какой-то тканевой локус переходит под “юрисдикцию” (духовно-)психосоматической Сущности (частично или полностью “отвоевавшей” у главного “Я” кожную поверхность, ухо, ногу, руку, бронх и т.п.), то импульсация от него резко уменьшается (вследствие разобщения и секвестрации) и ее воспринимает уже не главное “Я”, а аффективно-когнитивная структура – носитель-продуцент психики данной Сущности; при “подключке” последней к “Я” человек и ощущает онемение, покалывание и т.д. (“Ты боишься щекотки?” – “Когда – боюсь, а когда – нет”).
“Соматическим бессознательным” являются не только малые и большие телесные симптомы-проявления всевозможных болезней и мелких “немедицинских” немощей-недомоганий, также это многие уродства, нарушения, отклонения и аномалии развития, включая (всегда псевдостатичные) дефекты: косметические, дерматологические, биомеханические и др.
Еще раз отметим, что духовно-психосоматическими (и возможно, всеми или многими другими) болезнями мы всегда заболеваем не “осознанно”, не “специально”, не “сознательно”, включая, даже вроде бы “сознательные”, симулянство, членовредительство и суициды. По моему глубокому убеждению, человек никогда и ни при каких условиях не может вредить себе – и всем другим людям! – сознательно, включая даже расстрел преступника по приговору суда, убийство противника во время военных действий, а делает это всегда бессознательно…
(то есть это делает Сущность. В частности, при подготовке военных их “с умом” духовно-психосоматически “зомбируют” – “выращивают” в них “внутреннего солдата-гомункулуса” (это хорошо показано в фильме “Универсальный солдат”). “Долг” и “приказ” – это типичные “вморальнопсихосоматизированные” (вбитые, вдолбленные, “вмуштрованные”) Символы-Образы-Сущности, частично или полностью подменяющие “Я” военнообязанного в бою, разведке и т.д., а “приказы-команды” – их условно-рефлекторные, точнее, социально-рефлекторные активаторы-триггеры, выработанные по методу Павлова, путем многократных повторений-закреплений),
…даже если внешне это и выглядит вполне “сознательно” (самопожертвование во имя детей, идеи, веры, Родины – не в счет, ибо это акт морального, сознательного выбора. Хотя, вполне возможно, что и “это” “делается” чуждым внутренним или внешним “бессознательным”, которое – человека и/или ситуацию – “довело” до неизбежности этого “самопожертвования”, ибо человек, здоровый и дееспособный во всех смыслах, включая моральный выбор, всегда ориентирован только на свою собственную, – а не чужую – жизнь).
Если что-то злое, негативное, дурное, вредное, опасное или саморазрушительное и делается человеком “сознательно”, то оно, это самодеструктивное действие-поступок, сознательно, – но на другом психическом уровне. Тут (так) действует “"сознательное" в бессознательном”, когда какая-то “запертая” в “бессознательном” (секвестр-психика-)Сущность смогла или пытается “прорваться” наружу, чтобы стать главным “Я”, полностью (или хотя бы до ситуационно необходимого минимума) овладеть “Я”-мозгом-телом и управлять биологическим человеком, его действиями, поступками и поведением, чтобы реализовать Замыслы Кого-то из внешнего Мира, – и не обязательно чисто Символического Мира, а хотя бы офицера, отдавшего приказ расстрелять, сжечь или разбомбить.
Солдат, выполнив приказ, убил человека – но после этого убийства он сам морально мучается, даже если и внешне не осознает этого. В итоге у него фатально-неизбежно развивается духовно-психосоматическая патология, причем духовно и медицински не излечимая, ведь, – пусть и по приказу, но им, самим солдатом-человеком, – убитого, пусть преступника-противника, – но человека! – уже никогда не вернешь. Такую ошибку жизненного выбора – подчиниться и убить, а не подчиниться и не убить – никак не исправишь; эту вину ничем не искупишь, даже если капеллан или безликая (индульгенция-)Родина и отпустят этот грех.
Любое убийство всегда (как минимум) двойное, и солдат, убивший противника, – но лишивший жизни человека! – позже сам умирает от этого, но только его болезнь-самопокарание-самоубийство растянута на кошмарные годы или десятилетия (“Мертвые невидимы, но они не отсутствуют”, Блаженный Августин). Именно поэтому война – это рассадник не только злокачественных и терапевтически резистентных, но и (употребим термин Менегетти) “семантически заразных” форм духовно-психосоматической, – точнее сказать, морально-, нравственно-психосоматической – расплаты-самопокарания-патологии. И те, кто послал солдат убивать, – целиться-стрелять в чужое тело и попадать в свою душу, – после “от имени народа и Родины” требуют, чтобы мы – всего лишь врачи – излечили этих прижизненно само-убитых мертвецов! Но хватит о горьком, и продолжим развитие темы.
Подсознательно-бессознательно мы не только заболеваем или травмируемся, болеем и выздоравливаем мы тоже непроизвольно-бессознательно, вопреки и помимо своей воли (правда, бывают исключения – но они только подтверждают правило) – кто из нас “сознательно” вызывает появление и исчезновение “своих” чирья, менингита или пневмонии.
Конечно, многим из научного и бытового мира ксенофобически непривычна излагаемая точка зрения на “сознательное” и “бессознательное”, так как наше обыденное и обычно автоматически-бездумное отношение к собственному единственному (но не единому – “матрешечному”) телу, – как больному, так и здоровому, – как к чему-то, попадающему под определение “сознательное” (в смысле сознательного ощущения и владения-управления своим собственным телом), обусловлено тем, что на уровне так называемого “здравого смысла” мы обычно считаем, что “раз руки-ноги растут из нас, их видно, и мы ими управляем (а если и не управляем – ну и что!), то значит они, эти руки-ноги, “наши”, и это – "сознательное"”. В то же самое время и те же самые люди могут (интересно, “сознательно” или “бессознательно”) относиться к своей больной ноге, как к чужой, она-которая “почему-то” или “просто” “болит”: “Зачем бы я сам заболел, я хочу быть здоровым!” или даже: “Я, что ли, чокнутый, заболеть специально!”. “Это (не я “её” – ногу/ногой, “болею”, а это) она “сама” болит”, – выходит, “сама” и “перестанет” болеть, когда “решит”, что хватит. – “А болезни (если спросить таких) – это “сознательное” или “бессознательное”?” – “А что, болезни? Какое же это “бессознательное”, симптомы – их же “видно”! Вот они, смотрите: это (“моя”) гнойная мокрота (плюет и показывает). Здесь у меня грибок – вот он (раздвигает пальца ног). Вот тут, в груди, у меня (“Что-то”) колет. Здесь, под кожей у меня что-то (“само”) выросло, а тут у меня импотенция… Да и болят мои болячки-симптомы уж как-то сильно "сознательно"”. – (А я им в ответ:) “Но появились-то, поболели-побыли и затем прошли они, эти прыщики-болячки-симптомы, помимо вашей воли, бессознательно!”. – (А они мне) “Ну и что. Я же осознаю, что они болят и как они болят, и вижу, когда они появляются и проходят!”.
Читать дальше

Семенов И.В.

Перейти: К содержанию данной работы  -  На главную страницу библиотеки

 

Rambler's Top100
Эзотерический центр АКВИЛОН
электронная библиотека,
эзотерики и психологии